- 28/06 Новинки французского проката    - 21/06 Новинки французского проката    - 14/06 Новинки французского проката    - 07/06 Новинки французского проката    - 31/05 Новинки французского проката    - 24/05 Новинки французского проката    - 17/05 Новинки французского проката    - 10/05 Новинки французского проката    - 03/05 Новинки французского проката    - 26/04 Новинки французского проката    - 19/04 Новинки французского проката    - 12/04 Новинки французского проката    - 05/04 Новинки французского проката    - 29/03 Новинки французского проката    - 22/03 Новинки французского проката    - 15/03 Новинки французского проката    - 08/03 Новинки французского проката    - 01/03 Новинки французского проката    25/02 Сезар-2017: Победители    - 22/02 Новинки французского проката    - 15/02 Новинки французского проката    - 08/02 Новинки французского проката    - 01/02 Новинки французского проката    - 25/01 Сезар-2017: Номинанты    - 25/01 Новинки французского проката    - 18/01 Новинки французского проката    - 11/01 Новинки французского проката    - 04/01 Новинки французского проката    - 28/12 Новинки французского проката    - 21/12 Новинки французского проката   

Интервью с Давидом и Стефаном Фонкиносами

Персона: 
Давид и Стефан Фонкинос

1 марта в российский прокат выйдет фильм "Нежность" - полнометражный дебют братьев Фонкиносов. КФ встретился с Давидом и Стефаном и поговорил об этом фильме и не только.
 
Мне не верится, что вам не предлагали экранизировать книгу другие продюсеры и режиссеры…
 
Давид: Да, у нас было очень много предложений, но мой брат сказал: мы должны сами снять этот фильм.
 
Почему вы так сказали?
 
Стефан: Когда я прочитал книгу, то просто влюбился в историю и понял, что она не является ни драмой, ни комедией, а одновременно несет в себе вкус и того, и другого. Я тут же подумал, насколько эти роли будут желанны для актеров, и решил, что мы с братом вполне способны это сделать.
 
Мне кажется, мир вашей книги и фильма соответственно очень близок к миру Реми Безансона. Вы не думали привлечь его к работе над этим проектом, тем более что Пио Мармай в итоге все равно в нем снимался?
 
Давид: Вот даже не знаю, как бы так ответить. Дело в том, что Реми – один из самых лучших моих друзей в жизни, мы очень близки и часто встречаемся выпить по стаканчику. И я мечтаю, чтобы он адаптировал мою книгу в кино, у нас уже были предварительные договоренности, в том числе и по этому проекту, хотя он просто обожает другой роман – «Наши разводы», который я написал до «Нежности», но, к сожалению, в итоге он выбрал «Счастливое событие», а сейчас только закончил работу над мультфильмов «Зарафа». Я очень бы хотел, чтобы его следующий проект мы бы осуществили вместе.
 
Стефан, вы работали кастинг-директором у Вуди Аллена на «Полночи в Париже». Можно задать идиотский вопрос, тяжело было уговорить Карлу Бруни?
 
Стефан: Хаха, это не я! Мамой клянусь! Это все Вуди, он пришел с идеей снять Карлу и договаривался с ней напрямую. Он сказал, что собирается снимать фильм, который олицетворяет собой символ Франции и в то же время интеллигентность и привлекательность, так что без Карлы у него просто ничего не выйдет, и она растаяла. (смеется) Вот так! Но она же неплохо сыграла, ведь так?
 
Очень даже. Вернемся к вашей ленте. Все-таки трудно было вести переговоры с Одри Тоту?
 
Давид: Вы правы, что спросили именно «трудности переговоров». Одри – знаменитая актриса, очень востребованная, ей шлют тонны сценариев, и мы очень сильно сомневались в успехе нашей затеи, пригласить ее на роль Натали. Было совсем недостаточно, чтобы ей просто очень понравился сценарий. Борьба продолжалась. Мы предоставили ей список личных дел всей съемочной группы, вплоть до ассистентов и осветителей, особенно актеров и главного оператора – к ним она была наиболее придирчива и дала свой список, с кем бы ей хотелось поработать, а также предложения по музыке к фильму. Мы поняли, что для нее съемки в фильме – это целый бизнес-проект, на котором зарабатывает куча ее друзей и знакомых, и у нас очень долго шли переговоры, прежде чем она финально согласилась. В том числе и работать с Франсуа Дамьеном, с которым она прежде никогда не пересекалась. Он бельгиец, очень известен во Франции.
 
Безусловно, он и у нас известен по многим ролям, например, в «Таможня дает добро» и «Сердцееде». Кстати, довольно смешной момент в фильме, когда его герой говорит, что приехал из Швеции во Францию через Бельгию. Это для того, чтобы объяснить акцент?
 
Стефан: О! Вы заметили?! Эта шутка проходит обычно только во франкофонных странах. Ну да Франсуа действительно говорит с ярко выраженным бельгийским акцентом, и с этим ничего не поделаешь. У нас были сложности на съемках из-за этого.
Давид: Точно, у нас было очень много проблем из-за его слишком выраженного акцента.
 
Но почему Франсуа, а не кто-то другой?
 
Давид: Не, а кто? Он единственный известный актер, который мог сыграть брутального 40-летнего некрасивого нордического персонажа, говорящего по-французски.
Стефан: Эдакого медведя.
Давид: Вы отлично разбираетесь во французском кино, назовите, какой еще актер мог бы сыграть такого персонажа? При этом учитывайте, что в любом случае не хотели брать на эту роль никому неизвестного исполнителя.
 
Хм, ну не знаю… Наверное, в любом случае это был бы бельгиец. Жереми Ренье, например. Но он более худой.
 
Стефан: и более худой, и более молодой, и более симпатичный. Это вообще не вариант.
Давид: Не могу представить себе Жереми в этой роли, это было бы очень странно…
 
А настоящих шведов вы не хотели?
 
Стефан: Да, мы проводили кастинг в Швеции, но никто не говорил по-французски, а учить или дублировать было бы гораздо накладнее. Плюс опять же неизвестность актеров.
 
Стефан, Вы много лет работаете в кинематографе. Как вы попали в этот мир и всегда ли мечтали стать режиссером?
 
Стефан: я вообще не мечтал быть режиссером. Попал в кино случайно. И если бы не мой брат, никогда бы не подумал, что способен сесть в режиссерское кресло. Мне просто нравится работать на благо других, сотрудничать со всемирно известными режиссерами. Но ради работы с братом я готов возглавить процесс. Мы до «Нежности» сняли вместе короткометражку, потом он писал сценарии для других, но нам очень сильно хотелось повторить опыт совместной работы на сей раз с полным метром.  Нужно было всего лишь найти сюжет и сделать фильм. Что нам в итоге и удалось.
 
Давид, для вас режиссура в новинку. Что все-таки лучше писать или снимать?
 
Давид: О! Это невозможно сравнить. И то, и другое приносит огромное удовольствие. И режиссура мне не так уж в новинку: 5 лет назад мы сделали короткометражку, которую упомянул мой брат. А после этого я часто бывал на съемочной площадке Реми Безансона. В общем, мой вердикт таков: и режиссура, и литература в равной степени наполняют меня и питают, это две сущности, позволяющие мне полностью раскрыться. Безусловно, снять фильм во много раз тяжелее, чем написать книгу, но я без ума от этого! И потом, я же экранизирую собственные произведения. Вы не представляете, что значит для писателя, увидеть как его персонажи оживают. Я испытываю особенные ощущения. А потом, когда фильм готов и ты видишь реакцию публики, это тоже нельзя передать никакими словами. Это не счастье, не гордость, не восторг, а что-то более сильное, что перекрывает все эти эмоции. Но писателем я все равно останусь, потому что это основа моего творчества.
 
В завершение традиционный вопрос о будущих проектах.
 
Стефан: Неа, мы в поисках.
Давид: Между короткометражкой и полным метром прошло 5 лет. Эти 5 лет прошли не просто так: мы искали сюжет, адаптировали, думали. Кто знает, как будет в этот раз: может быть, мы уже завтра приступим к новому проекту, а может быть, пройдет еще 5 лет. Мы ищем энергетику, нас должно переть от сюжета, и тогда точно все получится!
 
Беседовал: Александр Фельдман