- 19/04 Новинки французского проката    - 12/04 Новинки французского проката    - 05/04 Новинки французского проката    - 29/03 Новинки французского проката    - 22/03 Новинки французского проката    - 15/03 Новинки французского проката    - 08/03 Новинки французского проката    - 01/03 Новинки французского проката    25/02 Сезар-2017: Победители    - 22/02 Новинки французского проката    - 15/02 Новинки французского проката    - 08/02 Новинки французского проката    - 01/02 Новинки французского проката    - 25/01 Сезар-2017: Номинанты    - 25/01 Новинки французского проката    - 18/01 Новинки французского проката    - 11/01 Новинки французского проката    - 04/01 Новинки французского проката    - 28/12 Новинки французского проката    - 21/12 Новинки французского проката    - 14/12 Новинки французского проката    - 07/12 Новинки французского проката    - 30/11 Новинки французского проката    - 23/11 Новинки французского проката    - 16/11 Новинки французского проката    - 09/11 Новинки французского проката    - 02/11 Новинки французского проката    - 26/10 Новинки французского проката    - 19/10 Новинки французского проката    - 12/10 Новинки французского проката   
29.01.2013

31 января в российский прокат выходит дебютная лента Режиса Руансара "Любовь на кончиках пальцев". КФ встретился с режиссером в середине декабря и выяснил, почему он взялся за столь необычный и красочный проект.
 
 
Ты не кажешься таким уж возрастным режиссером, почему тебя заинтересовали 50-е?
 
Потому что, несмотря на то, что я человек своей эпохи, в которой все разворачивается с молниеносной быстротой, мне необходимо ее понять. И для того, чтобы ее понять, нужно обернуться назад. То есть понять, как все зародилось и почему сейчас все происходит именно так. Когда я смотрю истории создания пишущих машинок, чувствую, что прикасаюсь к живой истории, потому что сейчас есть только клавиатуры. Я увидел соревнования по печатанию на машинке и сказал: «Вау! Разве могут быть такие скорости!» Такие чемпионаты проходили во всем мире. Думаю в России тоже. Я сказал себе: «это странно, использовать то, что предназначено для написания писем, романов и т.д. таким способом». И тут меня осенило: ведь следом за суперскоростными пишущими машинками к концу пятидесятых появились самолеты-суперсоники, скоростные автомобили, а это значит, что эпоха скоростей наступила еще тогда, а не сейчас. И потом известно, что этот период отличала скорость, красочность, музыкальная ритмичность, всё это было сложно не заметить. В общем фильм мне позволил говорить о скорости, о спорте, показать общество той эпохи и сделать акцент на актуальных вопросах того времени, например, на движении феминисток. Это первая причина, побудившая меня взяться за историческую ленту. Вторая причина – я эстетически просто обожаю 50-е: цвета, одежду, прически, режиссеров той поры: Билли Уайлдера, Дугласа Серка. К тому же это время дебютов Трюффо и Годара. Что более всего интересно, это то что в этот золотой век Голливуда первую скрипку играли режиссеры, по происхождению являющиеся европейцами. Со своей стороны я – французский режиссер, рассказываю очень французскую историю, при этом использую ритм американской комедии, что и предлагаю зрителям во Франции и по всему миру. Прости за очень длинный ответ.
 
Каким образом ты проводил кастинги? Думал ли ты о Ромене, Деборе, Беренис, когда писал сценарий или нет?
 
Нет, на стадии сценария я думал об американских актерах, которых, к сожалению, давно уже нет в живых. И так как это был мой дебют, я не знал, кто из известных актеров согласится у меня сниматься, поэтому никого не держал в голове. Представляешь, если бы мне отказали? Это бы убило меня! Что касается Ромена, то я давно слежу за этим актером. Мы с ним примерно одного возраста, познакомились давно: он снимался на студии, а я снимал там короткометражку. Он рос как актер, я тоже развивался. И когда мы иногда встречались, то ли в шутку, то ли всерьез обещали поработать вместе. И когда я написал сценарий, то понял, что персонаж Луи Эшара ему очень подходит. Плюс ко всему он прекрасно умеет играть в комедии, я имею в виду технику, и в то же время очень органичен, не наигрывает, привносит в роль современность. Я очень боялся получить пародию Кэри Гранта и я рад, что удалось этого избежать. Что касается персонажа Роз, то Дебора известная актриса в среде синефилов, но широкой публике она почти неизвестна…
 
За исключением «Первого дня твоей оставшейся жизни».
 
Безусловно, но с тех пор прошло уже три года, и у нее не было других ролей в большом кино. Так вот насчет Роз я очень сомневался и провел большой кастинг, отсмотрев более 150 актрис. И она была лучшей. Она одновременно продемонстрировала технику, позволяющую довольно чисто играть в комедии и в то же время мне нравится, что в ней присутствует некая сумасшедшинка, которую она скрывает. И наконец решающим фактором стало то, что она была в состоянии сделать все то, что должна была сделать Роз, т.е. пройти путь от простой сельской жительницы до гламурной звезды. В итоге она единственная справилась со всем этим.
Что касается Беренис Бежо, то могу сказать, что так же как и ты я не очень люблю «Артиста», но одна сцена меня потрясла. Эта сцена с пальто на вешалке. И я отлично понимаю, насколько эту сцену тяжело было снять, она пришла в кино из цирковой пантомимы и требует огромной работы. Так что я очень доволен, что она согласилась у меня сниматься, причем в роли второго плана, хотя теперь она всемирно известная актриса. Это было мило с ее стороны. Еще хочу упомянуть американского актера Шона Бенсона, который как две капли воды похож на Джина Келли. И естественно, когда американец снимается во французском фильме, то сразу вспоминают «Девушек из Рошфора» Жака Деми. И таким образом у меня произошел небольшой омаж и этому режиссеру, которого я просто обожаю. Он как будто бы вернулся на некоторое время в нашей картине. И многие во Франции говорили мне о том, что посмотрели музыкальную комедию, где никто не поет, и это было здорово и очень приятно.
 
Еще стоит упомянуть Николя Бедо, который сегодня становится заметным актером во французском кино…
 
Да, именно так. Это был его второй опыт работы в большом кино. В первом он сыграл небольшую роль, и у нас смог раскрыться. В картину он пришел как и Дебора через кастинг, только менее масштабный: было всего 7 кандидатов на эту роль, но остальные были гораздо более опытными в кино. И когда я увидел его, то сразу принял решение. Не знаю почему. Вообще он известен своими телевизионными ролями, но это не повлияло на мое решение. На пробах он был бесподобен. Но что меня тронуло больше всего, что во время съемок он вел себя очень скромно и боялся отступить от режиссерского задания. Мне пришлось как следует с ним поработать, чтобы он почувствовал себя органично в роли мерзавца. И мне как дебютанту тоже было приятно осознаваться, что я не один такой на съемочной площадке. Мы остались друзьями, и нам понравилось работать вместе. Он очень талантливый актер с большим будущим.
 
Какая сцена была наиболее трудной? Сцена чемпионата?
 
Всегда самой трудной оказывается та сцена, которая не слишком заметна для зрителя. Как правило, такие сцены не эпичны, как чемпионат на скорость печатания, и не знаковы, как натурные съемки в Париже, но зато они отличаются психологическим напряжением или физической трудностью. Наша главная проблема была в недостаточном финансировании и вследствие этого мы должны были снимать очень быстро. Так сцену чемпионата Франции, где было огромное количество камер и планов, как на каком-нибудь спортивном мероприятии, мы отсняли за 5 дней. Еще не надо забывать, что мы снимали на 35-мм камеру, а следовательно это удлиняло подготовку к съемкам каждой сцены. Так что когда мы закончили снимать чемпионат, мы просто были выжаты как лимоны. Но по сути интимные сцены снимать куда сложнее, в том числе для актеров. Очень трудной была сцена пощечины в отеле. В 50-е ее снимали бы с так называемой лжепощечиной и щелчком за кадром. Мы намеренно отказались от всех этих приемов: лжепощечин, лжепоцелуев и т.д. и снимали так, как снимают сегодня. В общем, вот эти сцены близости главных героев для нас создавали наибольшие трудности в период работы над фильмом.
 
Было ли тебе как дебютанту сложно убедить продюсера заняться твоим проектом, требующим немаленького в общем-то бюджета?
 
 Всегда сложно быть дебютантом и неважно, какую сумму бюджета требует твой проект – маленькую, среднюю или большую. Наш бюджет был 15 млн евро. Это не большой бюджет. Например, «Ржавчина и кость» стоила 20 млн. При этом там нет костюмов, натурных постановочных съемок и т.д. Я считаю, что мы при таком скромном бюджете выжали максимум из заявленной темы. Если бы это был мой второй или третий проект, то мы спокойно бы запросили 25-30 млн… Так что это в какой-то степени большой бюджет для дебютанта, но крайне маленький бюджет для такого фильма. Так как у меня была рискованная ситуация с точки зрения вложения-возврата немалых денег под проект неизвестного режиссера, я сразу вспомнил об Алене Аттале, который любит рисковать и делает это всегда, если сценарий ему очень нравится. И никогда не выбирает фильмы к запуску по принципу: этот более дорогой, этот менее. Именно благодаря ему увидели свет «Концерт» Михаляну, «Не говори никому» Гийома Кане, «Полис» Мейвенн и другие.  Все это абсолютно разные фильмы, с абсолютно разными историями и бюджетами. Я хочу подчеркнуть, что он дает дорогу разному кино, любит режиссеров. В общем он был первым, кому я отправил сценарий. Причем я сделал это в пятницу, а уже во вторник он мне ответил, что заинтересовался проектом. После этого мы встретились, поговорили, поняли, что у нас очень похожие взгляды на то, каким должен быть мой фильм. После нашей встречи я окрыленный позвонил всем своим друзьям и рассказал, что буду снимать свой первую полнометражную ленту. Он был без ума от проекта и дал ровно столько денег, сколько смог. А после этого предоставил мне полную свободу для самореализации. Он для меня своего рода Луи Эшар для Роз. Ален дистанцировался и при этом оперативно решал все вопросы по мере их поступления. Я думал, такого не бывает, это было еще более сильное сумасшествие, чем мое, когда я решил реализовать этот проект. Так что мне очень повезло. Ален сегодня – один из трех ведущих продюсеров Франции. Он умеет найти деньги и дружит со многими режиссерами, совершенно разными по стилю.
 
Фильм вышел во Франции несколько недель назад, сколько уже собрал и какова реакция публики?
 
Реакция публики была просто невероятной. Каждый раз, когда мы представляли фильм, зрители были просто без ума. По статистике 92% посмотревшим картину, она понравилась. Что касается сборов, то я тоже доволен результатами, несмотря на сильную конкуренцию со стороны голливудского кино. Что удивило, что на фильм очень много положительной критики, причем и в бульварных изданиях, и в серьезных киножурналах, и в прессе для высоколобых. Единственное, что мне не нравится, что есть такие, кто больше обсуждает наш бюджет, чем сам фильм. Вот что его обсуждать? Мы уже нашли деньги и сняли картину. Теперь смотрите ее и наслаждайтесь!
 
Напоследок традиционный вопрос: что ты собираешься делать дальше?
 
У меня в голове уже есть 2-3 проекта, над которыми мне хотелось бы поработать. Все они будут наполнены костюмами и декорациями, поскольку мне это нравится. Мне не хочется снимать ленты о современной жизни, потому что языком декораций и костюмов я могу сказать больше, привнести много личного в свой фильм. Что касается жанров, то это будут мелодрама и экшн-комедия. Обе адаптации романов. Пока не имею права говорить каких именно. Но в любом случае сейчас я намерен отдохнуть, потому что моя первая картина только-только вышла в прокат во Франции, и я заслужил небольшую паузу, чтобы перевести дух.
 
Правильно отдохни хорошенько, прежде чем сядешь за новый сценарий.
 
Точно. И потом из-за загруженности я уже 6 или 7 месяцев не ходил в кино как обычный зритель. Надо срочно наверстывать!
 
Беседовал: Александр Фельдман