- 24/05 Новинки французского проката    - 17/05 Новинки французского проката    - 10/05 Новинки французского проката    - 03/05 Новинки французского проката    - 26/04 Новинки французского проката    - 19/04 Новинки французского проката    - 12/04 Новинки французского проката    - 05/04 Новинки французского проката    - 29/03 Новинки французского проката    - 22/03 Новинки французского проката    - 15/03 Новинки французского проката    - 08/03 Новинки французского проката    - 01/03 Новинки французского проката    25/02 Сезар-2017: Победители    - 22/02 Новинки французского проката    - 15/02 Новинки французского проката    - 08/02 Новинки французского проката    - 01/02 Новинки французского проката    - 25/01 Сезар-2017: Номинанты    - 25/01 Новинки французского проката    - 18/01 Новинки французского проката    - 11/01 Новинки французского проката    - 04/01 Новинки французского проката    - 28/12 Новинки французского проката    - 21/12 Новинки французского проката    - 14/12 Новинки французского проката    - 07/12 Новинки французского проката    - 30/11 Новинки французского проката    - 23/11 Новинки французского проката    - 16/11 Новинки французского проката   
18.10.2012

Сегодня в прокат выходит новый фильм Лео Каракса "Корпорация "Святые моторы". КФ встретился с иполнителем главной роли и живым талисманом режиссера Дени Лаваном и поговорил о ленте.
 
 
Вы исполнили целых одиннадцать персонажей в новом фильме Каракса. Какой был самый запоминающийся, если оставить за скобками знакомого нам Месье Мерда?
 
Точно, надо месье Мерда оставить за скобками, потому что я его уже играл. На самом деле был такой персонаж. С одной стороны его не так сложно было воплотить, никаких физических нагрузок или сильного перевоплощения, но он был крайне деликатен и взволновал меня, когда я уже смотрел готовый фильм. Это отец семейства, который беседует в машине с дочерью, отвозя ее домой с вечеринки. И эта душевная сцена с тяжелым разговором крайне взволновала меня. Раньше мне не доводилось играть персонажей такого типа, с таким темпераментом, настоящего, приближенного к реальности, и плюс он вырос из нечто сокровенного, что связывает Леоса и меня. Прототипом послужил отец Леоса, у которого была такая же прическа, одежда и манера курить. Но его манеру общаться с детьми я списал с себя. У него дочь, у меня – три, вот таким получился этот условный персонаж «отец». Что меня поразило, когда я смотрел ленту на премьере в Каннах, то, что я увидел в себе черты, которых раньше не замечал.
 
Для меня этот фильм – своеобразная энциклопедия кино от Каракса. Вы в свою очередь исполнили олицетворение всей актерской братии. Для вас самого эта работа носит больше философский характер или является неким итогом всего творчества режиссера?
 
Нет, я совершенно не согласен с вашим утверждением. Этот фильм не посвящение кино как искусству и не воздание должного актерской братии, которые видятся при неглубоком погружении в материал. На мой взгляд это поэтическое произведение и возможно философское, но градус поэтического и настроенческого в нем явно превалирует. Меня самого как зрителя – а я ведь не только играю, но еще являюсь и зрителем всего этого действа – поразила манера управления всем этим процессом, режиссура, скрепление сцен, которые после окончания работы открыли для меня нечто новое. Например, самое начало, когда Леос сам из комнаты попадает в кинотеатр – это типичный сон и его адаптация в стиле сюрреалистов. И концовка – говорящие лимузины – это же превосходно. Так что для меня это такое поэтическое пение о существовании людей искусства на Земле, об их единении с природой, также можно выделить социальные аспекты: разница возрастов, мужчин, женщин, всех, кто участвует в этом процессе. В общем, такой поэтико-социо-культурный срез, потрясающей красоты.
 
Кого по вашему символизирует персонаж Эдит Скоб? Агента, ассистента режиссера или кого-то еще?
 
Я думаю, нет никого конкретного, к кому можно было бы отнести четко этого персонажа. По мне она просто судьба, которая руководит каждым из нас. Как Вергилий у Данте, который проводит его через все круги Ада. Кстати в литературе судьба часто предстает в виде мажордома или слуги, который направляет главного героя. Или в данном случае мы говорим об агенте, импресарио и т.д. Это такое материальное воплощение иррационально построенной судьбы. В фильме ее воплощение – женщина-шофер, которую по иронии судьбы зовут Селин, как и персонажа пьесы, которую я привез сегодня в Москву. И даже не исключаю, что это не случайное совпадение, а намеренное имя, чтобы у зрителя в голове возникал образ гонимого писателя, судьба которого была очень не однозначной. Леос его очень любит, а я нахожу определенное сходство между Караксу и Селином, этими художниками с большой буквы. Луи-Фердинанд работал в стиле импрессионизма, стал автором так называемого «Нового романа», Каракс сделал фактически то же в кино. Он работает в особенной форме, с особым видением, которое несколько отличается от присущего нашей эпохе, и также уделяет повышенное внимание эмоциональной составляющей и особенно поэтической. В общем он больше художник, поэт и музыкант, чем кинорежиссер. Плюс они оба никогда не принадлежали сообществу литераторов или режиссеров, а были сами по себе, эта черта их тоже объединяет. Вообще быть одиночкой во Франции всегда было непросто. И леосу всегда приходится очень сложно при поиске финансирования съемок. За границей, в России, Америке или Японии, его ценят, а вот во Франции ни во что не ставят, потому что он не корпоративный человек. Кстати я бы еще обратил внимание в «Корпорации «Святые моторы» на автоцитаты из фильмов Каракса, в которых я принимал участие: «Дурная кровь», «Любовники с Нового моста», «Токио!» и других. Автоцитаты были любимым приемом Селина тоже.
 
В конце хотелось подробнее узнать у вас про пьесу, с которой вы приехали в Москву. Селин в ней для вас – больше вымышленный персонаж или реальный человек, спорная фигура?
 
Это невозможно разделить. С одной стороны он персонаж, с другой сама пьеса построена на письмах реального человека, который жил и отличался особенным поведением. Часто скандальным, противоречащим устоям общества, но главное, он сам искренне верил в свои принципы и это подкупает и заставляет задуматься о нем и его судьбе.
 
Беседовал: Александр Фельдман