- 24/05 Новинки французского проката    - 17/05 Новинки французского проката    - 10/05 Новинки французского проката    - 03/05 Новинки французского проката    - 26/04 Новинки французского проката    - 19/04 Новинки французского проката    - 12/04 Новинки французского проката    - 05/04 Новинки французского проката    - 29/03 Новинки французского проката    - 22/03 Новинки французского проката    - 15/03 Новинки французского проката    - 08/03 Новинки французского проката    - 01/03 Новинки французского проката    25/02 Сезар-2017: Победители    - 22/02 Новинки французского проката    - 15/02 Новинки французского проката    - 08/02 Новинки французского проката    - 01/02 Новинки французского проката    - 25/01 Сезар-2017: Номинанты    - 25/01 Новинки французского проката    - 18/01 Новинки французского проката    - 11/01 Новинки французского проката    - 04/01 Новинки французского проката    - 28/12 Новинки французского проката    - 21/12 Новинки французского проката    - 14/12 Новинки французского проката    - 07/12 Новинки французского проката    - 30/11 Новинки французского проката    - 23/11 Новинки французского проката    - 16/11 Новинки французского проката   
16.09.2010

В пресс-конференции участвовали: актеры Венсан Кассель и Елена Анайя, режиссер Жан-Франсуа Рише, продюсеры Тома Лангман и Жан Котин.

- Спасибо за кино. Вопрос Венсану Касселю. Это не первый плохой парень в вашей актерской карьере. Вы, к примеру, играли русских бандитов. Скажите, чем принципиально отличаются французские криминальные элементы от русских?

Венсан Кассель: Ты знаешь (по-русски). Я два раза играл русских, хотя на русского совсем не похож, но для американцев это не имеет значения: для них все иностранцы на одно лицо. Но я далек от стереотипов. Плохой парень – он и есть плохой парень, будь то француз или русский, просто у каждой народности есть что-то свое в манере поведения. Вот и всё.

- Насколько трудно Вам далась сцена в тюрьме, и какими качествами должен обладать муж Моники Беллуччи?

Я не понял: как тюрьма связана с Моникой? Что касается сцены в изоляторе, то Жан-Франсуа Рише был настолько добр ко мне, что пошел навстречу, и сильно не мучил. Мы ее сняли довольно быстро, о чем я собственно и просил его. А что касается Моники Беллуччи, то просто посмотрите на меня, и Вы увидите ответ.

- Чем вызвано деление фильма на две части? Его насыщенностью, популярностью или это продюсерское решение?

Жан-Франсуа Рише: Изначально продюсер хотел сделать две части, а мы с Венсаном – одну. Однако в процессе работы над материалом мы пришли к выводу, что эта эпопея настолько насыщенная, а фактов биографии, которые необходимо осветить, так много, что для одного фильма, это будет чересчур. И если бы была только одна часть, то такие важные аспекты жизни главного героя, как отношения с родителями, с женщинами не были бы раскрыты на должном уровне. Продюсер же всё это предвидел изначально, и мы все пришли в конце концов к единому знаменателю.

- Скажите, Жан-Франсуа, герой был назван при жизни «преступник с тысячью лицами». Почему на этом не было акцента в фильме, несмотря на огромные возможности компьютерной графики?

Потому что этот акцент сделан во второй части. Пока Вы видели только становление Жака Месрина, человеком с тысячью лицами он станет позднее, в 70-х, что и показано во второй части.

- Вопрос к Венсану. Ваш персонаж часто меняет внешность, а как Вы сами относитесь к феномену пластической хирургии?

Я не прибегаю к услугам пластического хирурга. Что касается других, то я совсем не против, особенно, если такие операции способны облегчить их жизнь. Но я противник злоупотреблений в этом направлении. А мой герой вынужден прятаться, потому что его ищут все спецслужбы страны.

Тома Лангман: Кстати, знаете у Месрина было такое эго, что даже если он очень сильно переодевался, ему льстило, когда его узнавали.

- Как Вы считаете возможна ли ситуация побега из канадской тюрьмы, показанная в картине, сегодня?

Жан-Франсуа Рише: Всё-таки не забывайте, что действие происходит в начале 70-х. Думаю, что теперь такая ситуация совершенно не возможна, потому что государство сегодня располагает более действенными и более мощными системами охраны и наблюдения.

Тома Лангман: Жак Месрин сбегал из тюрьмы 6 или 7 раз. Один раз он сбежал из тюрьмы «Санте», где находился в изоляторе особого надзора, т.е., где наблюдение ведется 24 часа в сутки целым отрядом охранников. Думаю и сегодня побег из такого места мог бы считаться чем-то из ряда вон выходящим.

- Вопрос Венсану: в нескольких сценах Вы предстаете обнаженным. Вы не прибегали к помощи дублеров в подобных случаях?

Вы знаете, я не особо стыдлив, и снимался сам в сценах обнажения, не вижу в этом ничего предосудительного.

- Вопрос Жану-Франсуа: как снималась сцена в тюрьме?

Мы выстроили павильон, точь-в-точь моделируя тюрьму в натуральную величину. И такие сцены необходимо снимать максимум в 2-3 дубля, чтобы не травмировать актеров. К примеру, сцена со струей воды, направленной на человека, и болезненная, и психологически очень тяжелая, поэтому я старался не мучить Венсана.

- Вопрос Жану-Франсуа: когда к Вам в руки попал сценарий, сразу ли Вы решили, что главного героя будет играть Кассель? И Венсану, насколько быстро Вы приняли решение об участии в проекте? На уровне сценария или Вас увлекли чем-то другим?

Жан-Франсуа Рише: Когда продюсер Тома Лангман предложил мне сценарий, то обязательным было условие, что главную роль исполнит Венсан Кассель или фильма не будет вообще.

Венсан Кассель: Мы с Тома договорились о том, что я буду играть в этом проекте еще 7 лет назад, однако сценарий был написан так, что в образе Жака Месрина, было слишком много хорошего, и меня это не устраивало настолько, что я ушел с проекта. Тогда продюсер передал написание сценария другому автору, привлек Жан-Франсуа Рише, и вот то, что в итоге получилось, вы и можете сейчас наблюдать. Как я и хотел, персонажу добавлены мрачные, черные черты.

Тома Лангман: Я просто поставил перед режиссером жесткое условие: или Кассель или никого.

- Вопрос к Венсану: в чем Вы черпаете вдохновение для того непрерывного графика съемок, который диктует Ваша востребованность? Как Вы отдыхаете?

Да нет, я не сжигаю себя. У меня есть железное правило: один фильм в год. А как я расслабляюсь... Сплю, гуляю, занимаюсь серфингом... Вот собственно и всё.

- Вопрос режиссеру: близок ли Вам главный персонаж, и что Вы хотели сказать этим фильмом?

Во Франции очень уважают людей, которые способны сказать нет. Это человек, который противопоставлял себя государству, который желал стать его врагом №1. Вы пока еще этого не видели, но позднее он придет к выводу, что игра, возможно, не стоила свеч. Он начинает занимать критическую позицию, меняет свою ментальность и подходит к моменту, когда надо бороться с самим собой.

- Вопрос Елене Анайя: Вы сыграли жену главного героя. Было ли Вам тяжело? И, по Вашему мнению, что привлекало женщин в образе Жака Месрина?

Моя героиня пыталась найти в главном персонаже что-то хорошее, сделать его нормальным, увлечь его новыми интересами, помимо преступных, но ей, к сожалению, это не удалось. И когда ее муж перешел последнюю черту, она просто оставила его, потому что больше не в силах была ничего для него сделать. Для меня возможность сыграть с таким мастером как Венсан Кассель была просто огромным счастьем и подарком судьбы. Когда мне позвонили, я спросила, а кто участвует в проекте? И когда мне ответили, я ни секунды не раздумывала.

Тома Лангман: А для нас было подароком, что такая потрясающая актриса снялась в нашем фильме.

- Вопрос Жану-Франсуа: по словам Сесиль де Франс на площадке было много импровизации. Правда, что Вы часто отходили от сценария?

Что-то не припомню, чтобы мы сильно отклонялись от сценария. Когда мы приходим на площадку, сцена должна быть досконально подготовлена. С другой стороны, я открыт предложениям актеров, и если актер что-то предлагает, и это совпадает с моим видением, то я это охотно принимаю, но если нет, то нет.

Венсан Кассель: Мы очень быстро выработали манеру общения с режиссером на съемочной площадке. Мы относились к сценарию, как к фундаменту, от которого можно легко отталкиваться, совершенствовать и т.д. Мы часто отходили очень далеко от персонажа, а иногда, отойдя очень далеко, возвращались к сценарию, осознавая, что эта сцена там написана лучше, чем то, что мы выработали совместными усилиями.

Тома Лангман: Съемки длились 9 месяцев. Это очень долгий период. И замечательно, что съемочная группа успевала перевести дух и «подзарядить батарейки». Это самый длинный съемочный период за последнее время во Франции.

- Какова реакция родственников Жака Месрина на фильм, и встречались ли вы с ними во время съемок и после премьеры?

Жан-Франсуа Рише: Да, мы советовались с семьей во время съемок, обещали снять фильм про человека, а не про легенду, говорили, что постараемся показать светлые стороны, рассказать о его сложной судьбе. Мы встречались после премьеры, и его старший сын признался, что в каких-то моментах это вылитый его отец. Для меня это лучшая похвала.

Тома Лангман: Мы купили права на экранизацию книги у его детей. Уже был снят один фильм про Жака Месрина без покупки авторских прав и без выплаты вознаграждения наследникам, но семье он не пришелся по вкусу. Права на экранизацию книги принадлежали поровну трем детям, и они прекрасно понимали, сотрудничая с нами, что мы будем строго следовать духу книги.