- 24/05 Новинки французского проката    - 17/05 Новинки французского проката    - 10/05 Новинки французского проката    - 03/05 Новинки французского проката    - 26/04 Новинки французского проката    - 19/04 Новинки французского проката    - 12/04 Новинки французского проката    - 05/04 Новинки французского проката    - 29/03 Новинки французского проката    - 22/03 Новинки французского проката    - 15/03 Новинки французского проката    - 08/03 Новинки французского проката    - 01/03 Новинки французского проката    25/02 Сезар-2017: Победители    - 22/02 Новинки французского проката    - 15/02 Новинки французского проката    - 08/02 Новинки французского проката    - 01/02 Новинки французского проката    - 25/01 Сезар-2017: Номинанты    - 25/01 Новинки французского проката    - 18/01 Новинки французского проката    - 11/01 Новинки французского проката    - 04/01 Новинки французского проката    - 28/12 Новинки французского проката    - 21/12 Новинки французского проката    - 14/12 Новинки французского проката    - 07/12 Новинки французского проката    - 30/11 Новинки французского проката    - 23/11 Новинки французского проката    - 16/11 Новинки французского проката   
16.09.2010

В основном конкурсе ММКФ участвовал французский чувственный фильм "Это начинается с конца". Режиссер и актер Микаэль Коэн и Эмманюэль Беар - исполнительница главной роли встретились с журналистами и рассказали о совместной работе. Сегодня мы публикуем текст пресс-конференции.

Эмманюэль, что для Вас стало определяющим, когда Вы согласились на этот проект? Сценарий, Микаэль, как режиссёр картины, или личный опыт, которым Вы хотите поделиться?

Вы уже всё сказали сами, все три элемента, ради которых я снимаюсь в кино. В первую очередь, это, конечно, сюжет. Но мне также важно, кто будет снимать фильм, какой режиссёр, как он будет интерпретировать сюжет, переживать за него сердцем. И я должна знать, насколько опыт режиссёра соотносится с моим личным опытом.

Спасибо вам за историю, которая понятна каждым жестом, каждым словом. Вопрос к режиссёру картины: что такое борьба противоположностей мужчины и женщины понятно, но что такое единство противоположностей? Что значит продолжать быть вместе, ругаться, приспосабливаться?

Вы задали очень много вопросов сразу, и я думаю, женщину в этом фильме рисует зритель, я специально оставил дверь открытой. И я думаю, вы захотите, чтобы фильм продолжался или остановился на этой точке в зависимости от того, что подскажет вам ваше сердце.

(Журналист дарит Эмманюэль Беар лимон)

Эмманюэль: Это единственная правдивая деталь обо мне в этом фильме. Я с самого раннего детства обожаю есть лимоны вот так, без сахара.

Кажется, что французской женщине невозможно остановиться на одном мужчине. Это комплекс или отсутствие комплексов?

Эмманюэль: Для чего останавливаться, пока вы не нашли настоящего чувства? Жизнь, в конце концов, слишком коротка. И я думаю, что остановиться нужно только в тот момент, когда вами найден абсолютный двойник, человек, который будет соответствовать всему: вашим чувствам, вашему телу, вашему уму. Я думаю, что это проблема не только французских женщин, но и женщин вообще, потому что мы росли на сказках. И образ прекрасного принца, который в них описан, очень редко встречается в жизни. Я думаю, что в жизни нужно искать не идеал, не принца, а человека, который поможет вам в чём-то вырасти, повзрослеть.

Микаэль: Я хочу добавить, что все слова Эмманюэль относятся также и к мужчинам.

Эмманюэль: Но женщины в сказках описываются совсем не так. С ними всегда что-то не то. Может быть комплексы, или невроз, я не знаю. У них всегда трудная жизнь, а у принца всё в порядке.

Вопрос в Микаэлю. Ваш фильм не взяли в Канны. Насколько для вас это больно?

Прежде всего, самое сложное для режиссёра – это снять кино. А съездить в Канны, слетать на Луну – это не так сложно, прежде надо всё-таки закончить фильм, рассказать историю. И я очень рад и горд тем, что имею возможность представить свою картину здесь, в Москве. Это первый фестиваль, куда я привёз свой фильм, и очень горжусь этим.

Эмманюэль: Для меня в кино важна не гламурная сторона, а то, как бьётся сердце кинематографа. Участие в фестивалях в качестве гостьи или члена жюри (в прошлом году в Каннах, например) для меня важно именно тем, что я нахожусь в центре событий, и могу почувствовать пульс кинематографа.

Это ваша история любви показана в фильме?

Микаэль: Конечно, это не наша история. Я написал сценарий, отталкиваясь от множества самых разных историй, которые я слышал, или мне рассказывали, или же пережил я сам. Прежде всего, это история моих родителей. Мне хотелось рассказать историю любви, историю страсти не так, как рассказывают в сказке. Я думаю, что страсть – сила настолько разрушительная, что оставляет хаос после себя. Об этом мне и хотелось рассказать, показав более мрачную сторону любви.

Эмманюэль: Приезжая сюда, я молилась, чтобы люди не узнали о том, что мы женаты. Потому что, какая разница. Главное – это литературная основа, книга, которую Микаэль написал. Потом сценарий, в написании которого я не участвовала. Для меня в актёрской профессии самое важное – войти в пространство режиссёра.

Что для вас любовь?

Эмманюэль: Любовь? Это работа. Это 98 процентов работы и 2 процента таланта. Это любовь. Это бег на длинную дистанцию. Поскольку я достаточно опытна, могу сказать, что, прежде всего, это работа над самим собой. Любовь начинается с этого. Надеюсь, что я ответила на ваш вопрос.

Эмманюэль, у вас есть удачный пример работы в голливудском блокбастере «Миссия невыполнима». После этого у вас были ещё предложения работать там?

Я думаю, что Франция всё больше и больше присутствует в голливудском кино, в массовом и в авторском, но это был не мой выбор. Меня всё время удивляет этот вопрос: почему Голливуд? Мы все путешественники, собираем чемоданы и уезжаем в дальние страны. И я не думаю, что Голливуд – это самое интересное и красивое место, где я побывала.

На Берлинале-2002 вы получили «Серебряного медведя» за фильм «8 женщин». Как Озону удавалось справиться с таким большим ансамблем звёзд?

Известно, что актрисы гораздо менее придирчивы на съёмках, чем актёры. Конечно, я говорю это с большой симпатией к моему партнёру по съёмкам. Очень много проблем с мужчинами на съёмках, всё время что-то не так, проблемы с гримом, они опаздывают из-за тренировок. А актрисы нет. (Говорит по-русски) Нет проблем.

И это правда. И что парадоксально, между актрисами завязывается очень крепкая дружба на съёмках.

Микаэль, такое ощущение, что фильм сделан двумя людьми, Вами и Эмманюэль. Расскажите о тех, кто Вам помогал, о съемочной группе?

Если у вас сложилось такое впечатление, что в фильме присутствуют только два человека- то оно правильное. Именно такое ощущение я и хотел ему придать, что эти два персонажа живут в таком вакууме, пузыре. Чтобы оградить персонажей от мира, нужно чтобы этот мир вокруг существовал, поэтому я окружил себя молодой съёмочной группой, молодыми статистами. Оператором-постановщиком в этом фильме был Аксель Коснефруа, он работал со мной на картине «Они». Так что группа у нас была маленькая, но всё-таки больше, чем два человека, хотя впечатление складывается, что на съёмках было всего двое.

Эмманюэль: Я хочу добавить, что в наши дни снимать авторское кино во Франции очень трудно, тяжело получить деньги на него. И как только выходишь за пределы территории приятной, милой романтической комедии, очень часто начинаешь получать отказ в финансировании. И поэтому Микаэль очень тщательно работал над раскадровкой, над фильмом, я видела это. И каждое утро он приходил на съемки, точно зная, куда поставит камеру, какой фильтр подберет для неё, как будет выглядеть всё в объективе на выходе. Фильм был снят за 25 дней. И я была приятно поражена той степенью собранности, той властностью, в хорошем смысле слова, авторитетностью, которую проявил Микаэль на съемках. И я думаю, что в этом фильме есть структура, это меня поражает, потому что фильм дебютный.

Очень странно слышать, что во Франции авторское кино не популярно, в России наоборот оно очень поддерживается. Почему во Франции иначе?

Микаэль: Дело в том, что авторское кино часто затрагивает непростые темы: комплексы, табу. Нельзя сказать, что авторское кино во Франции не идёт, оно идёт и имеет достаточно постоянную аудиторию, но всё-таки эта аудитория ограниченная. Но я думаю, что во все времена и во всех странах всегда будут зрители, которым будет интересно смотреть разное кино, не похожее на всё остальное.

Эмманюэль: Микаэль прав, у авторского кино есть своя публика, но кино сейчас переживает период мутации, изменений по всему миру. И я считаю, что Микаэль Коэн входит в когорту тех режиссёров, которые не идут на компромиссы. И для него верность сюжету жизненна необходима. Публика у этих фильмов по-прежнему есть, но я имела в виду, что всё труднее найти для них финансирование, всё труднее закончить производство фильма, пройти монтажную стадию, найти прокатчиков, выпустить его на экраны. Чем выгодно отличается наш фильм, что у него очень маленький бюджет, очень мало финансистов, которые вмешиваются в процесс, и это давало нам много свободы.

Микаэль: Чем меньше денег, тем больше свободы. Но чем меньше денег, тем сложнее снимать, тем меньше времени и средств на съёмки. Приходится лавировать.

Мне ваш фильм показался очень французским, в нём есть всё, что ожидают от французского кино. Расскажите о традиции. Есть мнение, что ваш фильм похож на «Последнее танго в Париже», мне он чем-то напомнил «Французскую женщину».

Микаэль: Мне сложно говорить о традициях французского кино, потому что во французском кино было несколько очень разных периодов, одна из традиций - принцип авторского кино, когда человек сам пишет сценарий и снимает по нему.

Эмманюэль: Может быть, это означает не продавать душу дьяволу. Если он существует.